- Один из ведущих специалистов России в индустрии декоративной и медицинской микропигментации
- Опыт работы более 16 лет
- Медицинское образование
- Опыт работы в области медицины более 10 лет
- Спикер профессиональных международных конгрессов
- Неоднократный судья на международных конкурсах по перманентному макияжу
- Основное направление в работе: перманентный макияж; лазерное удаление; перекрытие некачественного татуажа; камуфлирование рубцов и шрамов; восстановление ареолы груди после различных оперативных вмешательств

Ирину Максимову без преувеличения можно назвать легендой российской ПМ-индустрии. Одна из первых она проходила путь мастера перманентного макияжа, в ту пору неизвестной, но очень востребованной услуги. Как и чему учились мастера в начале 21 века, на чем основывались в работе, были ли сомнения в правильности выбранного пути? У Ирины своя, очень интересная история успеха, который пришел не сразу и потребовал множество вложений. Успех, сложенный из множества паззлов, переживаний и достижений, которые привели к почетному титулу – профи своего дела

Как я попала в профессию
Моя первая профессия медицинская, я проработала в двух клиниках Москвы – это были общеклиническая и урологическая реанимация. И могу сказать, что медицина – это очень непросто для человека с определенным воспитанием, когда работаешь сутками напролет, чтобы помочь людям, а не для того, чтобы заработать деньги на несчастье другого. Во время второго декретного отпуска всерьез задумалась – а смогу ли дальше оставаться верной своему долгу, учитывая, что в медицинской сфере началась реорганизация отнюдь не в пользу пациентов. Вспомнила про свои художественные курсы, решила попробовать совместить. Обратила внимание на татуировки и начала искать, где можно обучиться новой профессии.
Почти 17 лет назад особенно никакой информации в широком доступе не было, работало несколько школ, среди которых я, кстати, не нашла нужного для себя курса. Мне не очень понравился подход к обучению – предлагался очень небольшой период, всего несколько дней, за которые профессию как следует не изучить. Но я нашла институт, при котором был факультет косметологии, где преподавались 4-х месячные курсы перманентного макияжа и татуировки с посещением занятий 2 раза в неделю по 2 часа. Таких даже сейчас точно нет. Я их закончила, получила дипломом государственного образца, занесенный в госреестр, с правом преподавания и всеми вытекающими. Так что из медицины я ушла в татуировку.
Первая машинка моя – это такой достаточно увесистый татуировочный аппарат, который можно было двумя руками брать и класть на клиента. Перманентный макияж меня не особо интересовал. Но, как это всегда водится, первые клиенты – наши родные, близкие, знакомые, которым я делала маленькие татуировочки, стали просить татуаж, тогда совершенно новый и неизвестный как услуга… И постепенно запросы на перманентный макияж вытеснили из моей профессиональной жизни тату. Конечно, я стала обращать внимание на то, какие работы делают наши мастера именно по ПМ и, в итоге, ушла в него полностью.

Мы все учились понемногу…

2002 год…У меня были журналы «Kosmetik International», откуда я черпала информацию,
книжка Биргит Тодэ про перманентный макияж, где находились ответы на какие-то вопросы.
Не было ни интернет-сообществ, ни наработок, ни опыта других. Каждый варился сам по себе. И мастер-классов как таковых тоже не было. Потихонечку стало что-то появляться – и я тогда нашла питерский Клуб татуированных людей, потом переметнулась на форум «Tattooartists», где были мои коллеги, с которыми я тогда и познакомилась. А потом создался ПМ-форум, который был направлен только на перманентный макияж, где собралось определенное количество мастеров и все говорили только про ПМ, делились своим опытом, работами, удачами и неудачами. Интересное и замечательное было время. Наверное, именно оттуда и начался мой основной опыт работы. А до этого, благодаря медицинским знаниям, как-то держалась и старалась до всего доходить своим опытом, методом проб и ошибок. Сейчас, конечно, информации для новичков просто масса. Единственное – не все хотят почему-то ее читать, изучать. Всем нужны быстрые ответы и онлайн-курсы. Я не против такой формы, понимаю, что сложно кому-то ехать - дорога, финансы, дела…Но я хочу сказать – по интернету нельзя быть сытым. Это как хирург без практики, без скальпеля в руке никогда не поймет, как вырезать аппендицит. Нужно все делать вживую – трогать, кожу чувствовать, понимать, нарабатывать. Я за личное присутствие и работу с мастером, оно намного продуктивнее.

Что первично для мастера?
Меня часто спрашивают, что в перманентном макияже важнее – визаж или техника? Я бы сказала так: визажист улучшает лицо в плане владения декоративными косметическими средствами, которые наносятся на поверхность кожи. И лежат эти средства немножечко по-другому. Часто замечаю, что у визажиста и мастера ПМ расходятся мнения по поводу того, как должны выглядеть брови у человека. Я знаю очень многих мастеров, которые пришли из сферы make-up в нашу профессию - и у них очень красивые работы. Но также я вижу обратную сторону – очень много визажистов, которые несут в массы свои знания, но при этом они мастера по ПМ среднего уровня, их работы оставляют желать лучшего. Тонкости обычного макияжа я бы отличала от татуажа. Мы вносим пигмент в кожу и прекрасно понимаем, что «сидеть» он там будет совсем по-другому, нежели положенная пудра или тональный крем. Я бы советовала мастерам нарабатывать навык – занудно, упорно, уныло, вот как в прописях мы с детства рисуем крючочки и загогулинки. Так и здесь – оттачивать технику до совершенства, чтобы так же безупречно потом все сделать в коже.
Что должен знать профессионал? Самое главное - как не навредить. Обязательно нужно адекватно воспринимать пожелания клиента, уметь вести диалог с ним, правильно реагировать на особенные какие-то просьбы. Мы все должны быть немножко психологами. И обязательно честными с самими собой. Мастеров я бы разделила на две части: на тех, кто хочет превзойти каждый раз себя самого и на тех, кто хочет просто заработать денег. Каждый мастер сам для себя решает, какую линию поведения ему выбирать. Уверен в своем деле – значит, вежливо и мягко откажется исполнять пожелания клиента, которые совсем не украсят человека, в итоге. Хочет мастер заработать – пойдет на поводу у клиента и сделает по заказу. Я, например, люблю свою работу и не превращаю ее в конвейер - тогда, считаю, теряется художественность, креативность, любовь к профессии. Мы же как художники, пишем картину каждый раз. Эта картина индивидуальна – и нельзя их все под одну гребенку делать, по шаблону. Только индивидуальный подход к каждой девушке, женщине поможет нам в полной мере раскрыть личность.

Советы начинающим

Сейчас открывается множество школ, курсов - человек заканчивает обучение и через два месяца чувствует себя готовым преподавать сам. Это такая ответственность, уверенность – отдавать знания, которые еще самому надо закреплять, нарабатывать, осваивать… Я бы сказала – очень смело. Скорее всего – это просто желание заработать денег. Мастеров становится все больше, заработать все сложнее – а на обучении можно очень даже неплохо пополнить финансовый запас. Что, собственно, сейчас многие и делают. Как же в таких условиях стать профессионалом? Все зависит от того, кому и что дано. Сначала теория укладывается в голову, потом импульсы знания поступают в моторику на руках, к ним прибавляются отточенная техника и уже имеющиеся навыки – и свой, индивидуальный период времени для обработки всего этого. Иной человек работает и 20 лет, но я не могу назвать его профессионалом. И, наоборот, часто вижу новичков, которые много показывают заживших работ - достойных, красивых, а опыт сравнительно небольшой, всего пару-тройку лет. Значит, есть у мастера художественное видение, голова на плечах, умение правильно применить знания. Именно в коже и на коже человека. Сочетание цветов правильное, опять же..Хотя это можно изучать всю жизнь…
А по поводу модных новых техник… Можно ли изобрести велосипед? Каждого мастера отличает стиль исполнения, то бишь – почерк. Почему мы бежим к кому-то на мастер-класс? Потому что нравится исполнение. Другие не могут делать точно так же – но будут делать по-своему, просто какие-то нюансики и деталечки переймут у мастера, к которому приехали. Изобретение новых техник для меня всегда немного смешно, потому что их всего три: глубокое внесение пигмента, неглубокое и микроблейдинг. Все остальное – стиль исполнения, я так считаю. Все, что придумано сейчас – сделано для клиентов и заточено под то, чтобы приехали на МК и взяли обучение. На заработок, в общем. Но тут я могу сказать, что, в целом, сфера ПМ такова – кто как может, тот так и зарабатывает. Это – бизнес. Кто держится на плаву – здорово, кто тихонечко работает – значит, так себя чувствует. А что еще нового можно придумать у нас? Если только космический аппарат, который без иглы может делать красивые долговечные брови, наращивание волос, ресниц и давать объем на губах. Вот это да! Кто-то же придумает однажды!

Мои душевные секреты…

Я человек достаточно скромный и не могу, положа руку на сердце, беззастенчиво называть себя профессионалом. Когда ко мне приезжают на мастер-класс, я смотрю, как человек работает, и ведь точно так же у него учусь. Я смотрю на его руку, на его почерк. И так же, как он что-то перенимает от меня, перенимаю для себя от него. Это всегда взаимный и очень интересный процесс.
Было ли у меня когда-нибудь желание оставить профессию? Конечно – я же тоже когда-то начинала, волновалась за результат. Особенно, когда клиенты звонили и жаловались, что не видят ожидаемого эффекта. Я не спала ночами – как же так, взяла у человека деньги, а он недоволен, у него ничего не осталось. Переживала страшно. Это, кстати, и заставляло постоянно искать информацию и расти. И учиться общаться с клиентами, кстати. Сейчас, конечно, все иначе. Я могу спрогнозировать результат, уверена в том, что делаю. Но, все же… Иногда нет-нет, да возникает желание немного иначе строить свой рабочий график. Дороже профессиональных амбиций мне проводить время с семьей, с друзьями. Я хочу работать в удовольствие, не уставать безумно на работе. Когда не болит спина, не расплывается все перед глазами, не трясутся руки от машинки. Когда уходишь счастливая с работы, зная, что у тебя несколько человек ушли довольные своим преображением – а ты еще и за это денежку получил.

То, чем я могу гордиться
Я рада, что народ интересуется шильдами моими. Давно возникла эта идея, но было не подступиться в цене. Такие приспособления можно было заказать за рубежом, но стоили они больших денег. Когда начала прорабатывать этот вопрос, оказалось, что все достаточно сложно, дорого, привезти в Россию шильды практически нереально. В свое время на ПМ-форуме мы с девочками делились мнениями, как приспособиться к лазерному удалению татуажа на веках. Что у нас тогда было - обыкновенная чайная ложка, которая имеет свои свойства отражения и нагревания. И вот как-то мне клиенты подарили фарфоровую чайную пару с ложечкой. Лазером я занимаюсь дольше 11-ти лет. Решила поэкспериментировать. Продезинфицировала, попробовала поставить клиенту на глаз эту ложечку, она была меньшего размера, чем обычная чайная – но поняла, что где-то надо взять… третью руку. Потому как надо одной держать манипулу лазера, второй ложку, а еще и веко, например, которое при первом импульсе лазера, естественно, дернется. И та конструкция, которую вы «пригнездили» в веко, естественно, ломается.
Стала искать способы решения. И развивала мысль, что надо сделать что-то свое. Нашла производство в России, в Москве. Идентичность с зарубежной шильдой на 100% - медицинский сплав, где в составе никель, стерилизуется, не нагревается, нет отражения, сверху все покрыто специальным сплавом, не вредным для склеры и слизистой, не имеет отражения, преломления, излучения. Кому-то шильды понравятся, кому-то нет. Но я предложила альтернативу заграничному аналогу – только доступнее, дешевле, удобнее. Разработала сначала один размер, а потом, по запросам, сделала и второй вариант. Нам нужно сделать так, чтобы клиенту было удобно. И, конечно, мастеру. Вот такое решение теперь есть.

О профессии сегодня
Что изменилось в профессии за эти годы? Да много чего изменилось. Новые тенденции появились. Мастера хотят работать быстрее, брать больше клиентов. Много пигментов появилось и аппаратов, методик, ученых умов. Другие скорости работы. Это все, наверное, закономерно. Но одно хотелось бы оставить неизменным – здравый смысл. Бесконечные конгрессы, конкурсы, патенты, новинки – все в одну кучу и насыщенно настолько, что я думаю: а как же новичок может во всем разобраться, если даже у нас голова пухнет. Иногда со сцены несут полную чушь и ахинею, а уж в научных трудах, которые излагают, присутствуют какие-то поверхностные знания, которые вообще не отражают суть проблемы. Я была бы в этих вопроса аккуратнее – это вопрос ответственности за себя в профессии.
Хочу оставить неизменной константой дружбу с коллегами, с которыми начинали. Любовь к профессии, которая зарождается путем проб и ошибок, а не достается по щелчку. В нашу профессию нужно вложиться – и я не про финансы сейчас. Вложиться душой, потратить много энергии, чтобы врасти в нее. Не наскоком, не мимоходом. А искренне, вдумчиво и с любовью.
Что я могу сказать про свое обучение 17 лет назад? Да у меня, как и у многих тогда, не было особенного выбора, не было с чем сравнивать. Получила профессию с нуля, ушла из медицины, начала делать что-то новое для себя. Когда нет сравнения, выбор очевиден – и достаточен. Получить хорошую базу было важно и тогда, и сейчас. Остальное обязательно приложится для человека грамотного, ответственного и ищущего. Я работаю не спеша, с любовью. Чего от всей души желаю всем своим коллегам.